Какой курс рубля ждать к концу июля

Июнь стал разворотным месяцем для российской валюты, при этом ее динамика соответствовала базовому сценарию, обозначенному в предыдущем ежемесячном обзоре.

В начале июня рубль активно укреплялся, следуя позитивной тенденции мировых рынков. Удалось отыграть потери, образовавшиеся в начале марта из-за острой фазой кризиса, связанного с распространением коронавируса по всему миру.

Первый удар по российской валюте был нанесен в середине месяца, когда мировые рынки резко снизились, разочаровавшись сдержанной позицией ФРС относительно дальнейшего монетарного стимулирования. Затем рубль восстановился, но в конце месяца ускорил снижение, завершив июнь на месячном минимуме.

В результате рубль опустился с 28 места, достигнутого по итогам мая, на 30 место среди 36 основных мировых валют по изменению их курса к доллару США с начала года. За этот период потери рубля к доллару составляют 13%. 

Сразу несколько факторов выступили причинами снижения российской валюты. Нефтяные цены достигли максимальных с начала марта уровней, тем самым исчерпав краткосрочный потенциал роста. При этом рублевая стоимость барреля Brent, хотя и вернулась к уровню 3000, по-прежнему остается ниже диапазона второй половины прошлого года 3700—4400. Данный коридор является более комфортным с точки зрения доходов госбюджета и нефтегазового сектора.

Рубль сохраняет переоцененность к нефтяному фактору, хотя и не столь значительную, как в апреле-мае. Этот дисбаланс по-прежнему будет препятствовать более активному укреплению рубля в случае продолжения роста нефти. Если же нефтяной рынок вновь дестабилизируется, рубль ускорит снижение. То есть в случае ухудшения внешней конъюнктуры вряд ли российская валюта покажет относительную устойчивость, проявленную несколько месяцев назад.

Основным риском для всех рынков по-прежнему остается ситуация с глобальной пандемией. В июне в некоторых крупных странах, и в первую очередь в США, ускорился рост новых случаев заболевания коронавирусом. Это ставит под сомнение правильность начавшегося по всему миру процесса снятия ограничений. В какой-то момент может появиться необходимость их частичного или полного возврата, что способно спровоцировать более глубокий и продолжительный кризис мировой экономки.

Ухудшение ситуации с коронавирусом ударит и по нефтяному рынку, так как поставит крест на быстром восстановлении мирового спроса на нефть. В этом случае даже продление текущего максимального объема сокращения добычи в рамках ОПЕК+, не сможет предотвратить падение нефтяных цен.

Однако пока инвесторы воспринимают подобный сценарий как слишком пессимистичный, а его реализацию — маловероятной. По мнению многих участников рынков и экспертов, даже если произойдет вторая волна пандемии, она будет не столь сильной, а ограничительные меры, если и будут вводиться, их характер окажется не столь строгим, как в предыдущие несколько месяцев. Кроме того, время играет в пользу создателей вакцины, над которой усиленно работают во многих странах.

Политика Банка России также выступила одной из причин слабости российской валюты, хотя в предыдущие месяцы, наоборот, поддерживала ее. После майского уменьшения ставки на 0,5 процентного пункта (п. п.) регулятор неоднократно заявлял о готовности снизить ее еще на 1 п. п. Это подталкивало инвесторов к покупкам ОФЗ в стремлении зафиксировать относительно высокую доходность, которая неминуемо движется в сторону ожидаемого уровня ключевой ставки.

На этом фоне индекс гособлигаций RGBI возобновил рост, приблизившись к исторической вершине, установленной во второй половине мая. Однако после того, как ЦБ снизил ключевую ставку на 1 п. п. до рекордно низкого уровня в 4,5%, по факту наступления ожидавшегося события на рынке ОФЗ началась фиксация прибыли.

Дело в том, что потенциал дальнейшего снижения ключевой ставки после столь резкого смягчения монетарной политики существенно уменьшился. Кроме того, снизившиеся доходности российских гособлигаций сделали их менее привлекательными для иностранных инвесторов с точки зрения соотношения доходность/риск.

Правда, после решения ЦБ рубль еще некоторое время укреплялся, но затем стал быстро сдавать позиции. В целом низкие ставки в экономике и на рынках являются одним из фундаментальных факторов слабости национальной валюты на более долгосрочном горизонте.

Одной из главных причин снижения рубля, произошедшего в конце июня, выступило увеличение санкционных рисков. В западных СМИ все чаще стали появляться материалы антироссийской направленности, некоторые из которых выступили основанием для санкционных инициатив американских законодателей.

Конечно, история последних 2-3 лет свидетельствует о том, что дальше обсуждения такие инициативы не продвигались. Тем не менее с приближением ноябрьских выборов президента США подобная риторика может лишь усиливаться, а санкционные угрозы увеличиваться.

Сезонный фактор в июне не оправдал ожиданий небольшого месячного изменения курса российской валюты. Рубль потерял 1,6% к доллару и почти 2,7% к евро на фоне роста пары EUR/USD.

Согласно статистике прошлых лет, в июле и августе происходит волна ослабления рубля. Это обусловлено в том числе спросом на иностранную валюту со стороны планирующих отдых за границей. Правда, в 2020 г. данный фактор ослабнет из-за пандемии и снижения покупательской способности.

С другой стороны, постепенное снятие антивирусных ограничений в России должно вызвать увеличение отложенного потребительского спроса, что повысит объем импорта. В результате рост спроса на валюту окажет давление на рубль.

Таким образом, вполне реальным сейчас выглядит сценарий умеренного ослабления рубля. Пара USD/RUB может уйти к сильному сопротивлению 72,6 руб., а в случае ухудшения ситуации на мировых рынках или усиления санкционных угроз способна повыситься в район 74 руб.

Источник: audit-it.ru