Эколог: Худшего сценария в Норильске удалось избежать

<br />
Эколог: Худшего сценария в Норильске удалось избежать<br />

Фото:
ТАСС

В Норильске ликвидируют последствия разлива дизельного топлива. Утечка произошла 29 мая, из емкости для хранения вылилось порядка 20 тысяч тонн нефтепродуктов. Какие технологии используют спасатели, что будет с экологией, телеканалу «МИР 24» рассказал руководитель программы Всемирного фонда дикой природы по экологической ответственности бизнеса Алексей Книжников.

— Как происходит ликвидация последствий таких аварий? Какие технологии применяют?

Алексей Книжников: Применяются различные технологии. Классическая — механическое удаление нефтеразлива на поверхности — в данном случае самая правильная, по нашим оценкам. В связи с тем, что первоначально нефтепродукты попали в реку, а спасатели были настолько оперативны, что они успели в нижнем течении реки поставить боновые заграждения от берега до берега, этот затвор и предотвратил распространение пятна на озеро и ущерб, который мог быть на порядок больше. Второе преимущество технологии, когда устанавливаются боновые заграждения, чтобы лучше локализовать пятно, заключается в том, что река Амбарная, в которую попало большое количество нефтепродуктов, имеет небольшое течение, но оно есть, и поступающее по поверхность воды дизельное топливо смещается к одному из берегов, поскольку спасатели поставили боновые заграждения под углом. Нефтепродукт скапливается в кармане, спасателям довольно удобно его откачивать специальными насосами, которых теперь там достаточно.

Была еще одна проблема. Учитывая колоссальные объемы разлива, и те объемы жидкости, с которыми смесь воды и дизтоплива поступает с насосами на берег (их же надо где-то хранить), в первое время у спасателей было очень мало временных емкостей типа привычных нам плавательных бассейнов. Но сейчас вся страна откликнулась на эту аварию, многие нефтяные компании, другие структуры предоставили дополнительное оборудование. Сейчас и емкостей там хватает, можно сказать, что технология в этом разливе проявила себя успешно.

— Сбор нефтепродуктов в условиях вечной мерзлоты чем-то отличается?

Алексей Книжников: Сейчас главное — попадание нефтепродукта в водные объекты, это всегда худший сценарий для экологов. Площадь загрязнения в таком случае очень большая. Любое попадание на грунт намного меньше по площади воздействия. Что касается условий вечной мерзлоты, есть плюсы и минусы. Вечно мерзлый грунт в летний период оттаивает на несколько десятков сантиметров — максимум на один метр, поэтому глубинного проникновения нефтепродукта в условиях мерзлоты не будет. Но именно весной вечная мерзлота начинает оттаивать и фактически представляет из себя заболоченную местность. Здесь потребуется больше усилий, чтобы эту водно-грунтовую смесь, куда попал еще и дизель, удалить.

По нашим оценкам, работа с разливом на грунте намного легче во всех отношениях: может работать большегрузная техника, экскаваторы. На мой взгляд, с удалением загрязненного грунта работа идет более успешно, чем на водных объектах.

— Как может сказаться на сроках то, что летний период очень короткий?

Алексей Книжников: Мы не видим здесь особых проблем, может быть, даже преимущество. По природным показателям нам всем очень «повезло», что этот разлив случился сейчас, когда лед сошел с реки и с большей части озера. Случись этот разлив, когда река была еще сомкнута льдом, тогда никакие спасательные операции не были бы эффективными, тогда бы топливо находилось подо льдом, на кромке между льдом и водой, и могло бы дойти до Карского моря. Очень хорошо, что лед с реки к тому времени сошел.

Лето на севере короткое, но для этого разлива нам этого времени достаточно. Дело в том, что дизельное топливо в течение одной-двух недель после разлива в большей степени испарится. То, что не успеют собрать спасатели, попадет в воздух.

Спасатели, присылая отчеты, говорят, что очень сильная загазованность атмосферы, приходится работать в противогазах. Максимум один месяц и, я думаю, основные работы на воде будут закончены, останется важная работа по зачистке берегов, но она не очень трудоемкая и, по нашим оценкам, не такие большие объемы нефти окажутся на пойменных участках реки.

Раннее наступление зимы хорошо тем, что мы можем дождаться зимников, уже по ним будем вывозить накопленное топливо, потому что, наверное, строить временные дороги или использовать авиасообщение слишком затратно, хотя, возможно, и такие вопросы будут обсуждаться. В любом случае, при правильном хранении собранного топлива во временных емкостях можно дождаться зимников и, начиная с октября, вывозить дизтопливо на правильную утилизацию в Норильск.

— Что потом происходит с собранным топливом?

Алексей Книжников: Его отчасти могут направить на повторную переработку. Спасатели, в основном, собирают это дизтопливо с небольшой примесью воды. После очистки этот продукт может вернуться к тому или иному использованию. Его не нужно сжигать, думаю, специалисты имеют решение по утилизации или возвращению к повторному использованию топлива.

— Возможно ли полностью устранить последствия разлива топлива, сколько времени на это может уйти?

Алексей Книжников: Какие-то последствия будут присутствовать довольно длительный период. Речь может идти о паре лет. Они будут связаны с тем, что даже небольшая доля разлившегося топлива очень токсична, она растворяется и будет дальше растворяться в воде. Канцерогенные вещества будут предметом наибольшего внимания экологов, потребуются серьезные программы гидрохимического и гидробиологического мониторинга над всей водной поверхностью озера и реки Пясина. В устье Пясины, у берегов Карского моря, находится особо охраняемая природная территория — заповедник. Вплоть до заповедника мы планируем проводить тщательный мониторинг и оценивать воздействие на живые организмы, в первую очередь, в водной среде.

— Насколько дело упростилось бы, если бы об аварии сообщили сразу?

Алексей Книжников: Это основа успеха любой операции по ликвидации последствий разлива нефти. Некая задержка в информировании произошла, но она отчасти была компенсирована тем, что мы, как только узнали из социальных сетей об этом инциденте, проанализировали видео, которые показывают масштаб разлива и то, что нефтепродукты попали в реку, предприняли все усилия с нашей стороны, чтобы в ночь на понедельник первый отряд профессиональных спасателей из Мурманска отправился в Норильск. Это позволило в понедельник выставить боновые заграждения в устье реки Амбарная и предотвратить загрязнение озера.

С одной стороны, следствие должно разобраться, почему была задержка в информировании, но, с точки зрения успеха операции, я считаю, худший сценарий мы обошли.

— Такие аварии уже случались в Арктике?

Алексей Книжников: Такого масштаба аварий мы не регистрировали, мы думаем, их не было. Были довольно серьезные разливы на море, но не в Арктике, например, на Черном море, у берегов Сахалина, но они были на порядок меньше.

Отличие в том, что это дизельное топливо, у него совершенно другие характеристики. Сам факт этой аварии, ее объемы — это шок и тот урок, который всем следует изучить, проанализировать, чтобы минимизировать и предотвратить в будущем такие аварии.

У нас есть решение, которое мы начинаем активно озвучивать, в том числе для компании «Норильский никель» оно приемлемо. В наше время можно начинать замещение использования топлива на основе нефтепродуктов. У нас теперь есть новый ресурс — сжиженный природный газ, который производится в самом центре Арктики — на Ямале. Он может полностью заместить дизельное топливо, другие виды нефтяного топлива на объектах энергетики, транспорта, на объектах судоходства. Это будет наша четкая рекомендация руководству «Норильского никеля» — поменять бизнес-стратегию, исключить использование дизельного топлива в будущем в Арктике.

Источник: news.rambler.ru